Виктор Томенко рассказал о ситуации в регионе

 Уже традиционная встреча главы региона с представителями крупных СМИ края состоялась 8 августа и продлилась более трех часов. Во время общения с журналистами Виктор Томенко подвел своеобразный итог первой половине 2019 года. Губернатор во время беседы высказался о социально-острых проблемах края, поделился своим впечатлениями о реализации мусорной реформы, а также значительную часть беседы посвятил экономическому блоку. Давайте проанализируем, на какие темы из интервью основные СМИ Алтайского края сделали акцент.

Редакция газеты “Алтайская правда” выделила такие вопросы как:

1. Во многом развитие края зависит от инвесторов. Вы довольны тем, как организован это процесс?

 “Всегда хочется большего. Не устаю и себе, и сотрудникам Правительства повторять, что нет предела совершенству и не существует ограничений при решении задач, стоящих перед нами. Слишком многое еще предстоит сделать. Но определенные успехи уже есть. За 2018 год объем инвестиций составил 110 млрд руб, в 2017 году – около 87 млрд руб. То есть наблюдается более чем 20-процентный рост.”- прокомментировал вопрос губернатор.

На текущий год пока можно говорить о приблизительных цифрах, но прирост продолжается. Свои вложения из бюджета мы тоже увеличиваем. Однако это инвестиции в социальные объекты, которые улучшают жизнь, но не являются источником появления новых доходов, подпитывающих бюджет региона в дальнейшем.

 

2. Мусорная тема сегодня, одна – из накипевших. Удается ли решать проблему, связанную с системой обращения с ТКО?

“В реализации реформы мы действуем в рамках федерального законодательства. Думаю, нужно занести в актив то, что удалось миновать коллапса. Крупные населенные пункты в приемлемой форме переключились на новый формат работы. Наиболее сложная ситуация в тех, где процесс вывоза мусора не был никак ранее организован. Здесь мы только должны навести порядок.”

Сложность заключается и в огромном количестве участников процесса. Региональные операторы, районные власти, сельские администрации, представители регоператоров на территории. Была привычная ранее система, сейчас она полностью изменилась. Понятно, остались недовольные, возможно, потерявшие свой бизнес. И они не особо заинтересованы в развитии. Совокупность обстоятельств приводит к тому, что кое-где реформа пробуксовывает. Но регулирование законодательства, работа с регоператорами, взаимодействие с жителями позволяют двигаться вперед.

3. В Барнауле будет построена самая большая в крае школа на 1100 мест. Где еще есть необходимость в таких учебных заведениях?

Для крупных городов с достаточно плотной схемой расселения вопрос создания больших школ актуален. В Барнауле образовательное учреждение на 1100 мест будет построено и точно станет востребованным. Сегодня у нас примерно 270 тыс. ребят ходят в школы с 1-го по 11-й класс. Из них 40 тыс. учатся во вторую смену, и эту проблему тоже нужно решать.

Поэтому до 2024 года предстоит создать около 20 тыс. школьных мест. Учреждения продолжат возводиться и в краевом центре, и по всему региону. В Бийске есть потребность в крупных школах. Речь идет также о реконструкции и капитальном ремонте действующих, необходимо довести их до современных стандартов. Надеюсь, наше участие в нацпроектах и предложения, внесенные в программу ускоренного социально-экономического развития края, позволят приблизить сроки сдачи объектов.

Новостной портал “Amic” посчитал необходимым поднять такие проблемы: 

1.Предвыборные обещания: “Работа идет?”

Программа большая, включает много направлений, по всем работу уже начали. Но есть важнейшие моменты, которые требуют особого внимания. Это проблемы, которые сложились в области доходов жителей края и уровня заработной платы, а также решение проблем инфраструктуры региона: дороги, коммунальное хозяйство, в целом развитие экономики. 

Если в 2018 году из консолидированного бюджета расходы на ФОТ составили 35,5 млрд рублей, то в бюджете на 2019 год суммарно этот фонд составлял почти 39 млрд. А весной к нему добавили еще 1,5 млрд. Итого вышло 40,5 млрд. То есть это решение, которое власти Алтайского края нашли для себя возможным, утвердили и реализуют.

amic.ru: Виктор Томенко. Фото: Екатерина Смолихина/Amic.ru

2. О закрытии предприятий: “Причины разные”

 “У правительства много другой работы, более важной, чем управлять одной теплицей. Это не стратегический актив, это не космос, это – теплица. Убежден, что это надо было сделать: ликвидировать больную форму этого предприятия, а здоровое ядро должно остаться.”- Томенко о комбинате “Индустриальный”

Сейчас предприятие будет взято в аренду, продолжит свое функционирование. Мы подготовим документацию о режиме ликвидации этого предприятия, и через открытые торги его продадим. Все вырученные деньги пойдут на погашение тех долгов, которые оно накопило за прежние годы. Еще и не хватит. Придется добавлять из бюджета. Но – всего один раз! При этом будет инвестор, купивший это предприятие и, возможно, часть трудового коллектива у него останется работать. И будут понятные планы развития и сохранения этого производства. Это лучше, чем мы будем иметь ту черную дыру, в которую вбрасываешь финансы, и они там сгорают.  

Иткульский спиртзавод– это частное предприятие. Туда региональные власти со всеми своими рычагами вмешаться не могут. Да, собственники, акционеры выбрали именно такую стратегию поведения. Может, где-то рискнули, где-то махнули рукой. Повлиять на ситуацию мы не можем. Мы, конечно же, туда вмешались, проследили, чтобы людям вовремя выплатили зарплаты, чтобы вокруг них там все происходило экологически чисто. Вошли в контакт с “Промсвязьбанком”, который был кредитором акционера, создали рабочую группу, ведем переговоры, но инструментов влияния у нас нет.”- Глава о закрытии предприятия.

Другое дело, что если все так покатится, как оно катится, и дойдет до процедуры банкротства, то мы должны будем проследить, чтобы все было сделано корректно и не было никаких “чудес” со стороны назначенного конкурсного управляющего. Но процедуру банкротства заводу придется проходить. Хотя если акционеры договорятся со своими партнерами, вольют деньги и выскочат из этой процедуры – будем приветствовать двумя руками! Но, к сожалению, это та ситуация, от которой мы застраховаться не можем, и она может повториться. 

Рубцовский хлебокомбинат – тоже частное предприятие, и насколько я знаю, собственник там просто махнул рукой. Ну и что тут сделать? Сказать “Не маши рукой”? Это его выбор. Это его актив. Да, все эти случаи, без сомнения, неприятны, но это часть нашей жизни. Такие ситуации будут происходить. И к этому нужно нормально относиться.”

Главная роль государства в таких случаях: чтобы даже при негативных сценариях развития соблюдались правила и законы. То есть нельзя людей оставить без зарплаты, нельзя оставить вредные опасные объекты, которые могут угрожать окружающей среде или здоровью людей. Государство за этим должно наблюдать, но прожить за собственников этих предприятий нельзя. Это их жизнь, их интерес, их частная инициатива, их собственность. И, стало быть, в рамках закона они могут делать с ней все, что посчитают нужным. 

3. Об отпуске: “Не считаю возможным!”

 Много дел, которые пока надо еще сделать как бы в первый раз. В каких-то моментах я должен еще сам разобраться. Кроме того, пока еще идет становление команды. Ведь правительство в нынешнем его составе сформировалось только к началу года. И мы пока еще только первое полугодие проходим, проживаем вместе. Очень многое меняется вокруг нас, пусть незримо, идет настройка национальных и федеральных проектов. Нужно держать руку на пульсе, везде успевать. Поэтому пока что я отпуск себе не планировал. Хотя чувствую, что родным и близким уже задолжал.

Я все еще продолжаю для себя открывать Алтай, когда езжу в командировки. И места замечательные, и красоты, и природа. Но все-таки больше открываю Алтай через людей, знакомлюсь с ними. Ведь узнавать земляков – это классная вещь. 

Издательский дом altapress поделился основными направлениями интервью: 

1.Про открытость власти и политическое самоубийство.

“В тех городах и районах, населенных пунктах, где взаимодействие с властью организовано так, что человеку понятно, куда идти, редко возникает желание писать сразу губернатору. Если только это не случай из ряда вон.”

Но бывает и другой вариант организации такой работы: всех посылать, никому не отвечать. На это мы точно пойти не можем. Совершенствование формата взаимодействия местных властей со своими избирателями — это магистральный путь.

И это история, которая начинается снизу, от самих избирателей. Они же выбирали власть,прямо или опосредованно. Но в любом случае это процесс выборов, наказов,формулирования требований.

Конечно, люди должны быть вовлечены в принятие решений. Поскольку это в природе власти — она от народа. Не прислушиваться к людям — быть политическим самоубийцей.

С другой стороны, делая свой выбор, избиратель какие-то полномочия точно делегирует депутатам, а через — них главам.

2.Про тротуарную плитку и власть без будущего

Я следил за темой. Но острой дискуссии не увидел. Какие-то вздохи, всхлипы можно зафиксировать. Но если в целом посмотреть на информационное пространство, то многим людям новая плитка нравится. Я не уверен, что тех, кому она не по душе, — большинство.

Тут же как: одному нравится, другому нет. Но то, что плитка для крупных региональных центров — современный стандарт, это точно. Я езжу мимо — симпатично смотрится.

Я так скажу. Любая власть принимает решения. Властью этих людей наделил народ, прямо выбирая их или опосредованно. Избиратель ждет, что его позиция будет учтена,а требования выполнены. Власть же всегда делает выбор. При этом она может решить: мне хочется сделать так, и меня не интересует мнение людей. У этой власти будущего нет. Но это решение политика.

Условно, мне плитка нравится, но я чувствую, что процентов 70 избирателей ее не одобряют. Они галочку себе в голове поставят. И таких галочек может накопиться много. Но человек может решить: я не хочу дальше работать, поэтому буду делать что хочу.

Система демократического устройства предполагает, что у человека нет политического будущего, если он не держит в этой части нос по ветру.

3.Про куратора края: опора не «хромому» губернатору

Института федерального кураторства бояться не нужно. Это не внешнее управление,не дополнительная опора «хромающему» главе региона. Это способ организовать деятельность на уровне федеральной власти.

Для нас это дополнительные возможности. И это очень хорошо. Мы пытались раньше какими-то путями обратить внимание на проблемы края. Существующие механизмы,например, роста зарплат бюджетникам, не помогали до конца решить проблему.
Максим Топилин и Виктор Томенко.

Вот мы вышли, например, по врачам на среднюю зарплату в 48 тысяч — и все, дальше двинуться не можем. А в Новосибирске и Кемерове этот показатель — за 70 тысяч,а в Красноярске — под 90. Мы остаемся неконкурентоспособными.

В результате у нас — минус 2,5 тысячи от того числа врачей, которые нужны региону. И еще на 200 меньше стало по итогам 1 полугодия. Нам бы, наоборот, надо прирасти человек на 500 за год. А теперь придется искать, кем заменить выбывших, и еще думать, где дополнительных найти. Сложная история.

И без понимания этих проблем на федеральном уровне,я боюсь, нам не сдвинуться. Хорошая новость заключается в том, что правительство это видит,слышит, понимает. И есть задача помочь регионам с низкими показателями социально-экономического развития. Не разбираться с местными властями или целыми историями, которые к этому привели. А помочь.

Наша задача — представить толковый проект программы в правительстве. Там еще предстоит защита. Из предложенных нами 111 мероприятий может 11 остаться. Но мы сейчас в процессе, и это замечательно.

Сетевое издание “Толк” делает акцент на данные темы:

1.До сих пор вакантно место “промышленного” вице-губернатора. Ходили слухи, что на это место мог быть назначен Сергей Дугин. Находилась ли эта персона в шорт-листе и приняты ли уже решения по этой должности?

“А почему вы говорите “находилась”? Может, эта персона там и находится? В прошлый раз я вас проинформировал в апреле, что эту позицию надо закрывать, принимать кадровое решение по своему заместителю. У руководителей есть матрица вопросов, их делят на важные и срочные, срочные и неважные, важные и несрочные, несрочные и неважные. Кадровое назначение я бы отнес к числу важных, но не срочных.”

Вопрос не столь срочный, но затягивать не будем. Может, я немного переосмыслю требования к человеку, который должен эту позицию занять. Мне тогда казалось важным сохранить баланс между местными кадрами, из Алтайского края, и теми, кто мог быть приглашён на работу. Но, может, я не буду принципиально стоять на позиции, что это должен быть кто-то из наших, имеющих алтайские корни. Наберитесь немножко терпения, не так много осталось.

2. Как вы относитесь к возможности строительства многоэтажного дома на площади Сахарова в Барнауле?

Я, честно говоря, не знаю, испортит ли многоэтажка на Сахарова вид на город. Я  же не настоящий архитектор. В любом случае в таком вопросе важно мнение жителей. Есть вещи, которые будут, очевидно, восприняты в штыки. И важно мнение профессионалов

И разве это дело губернатора – сидеть и думать, где какую многоэтажку построить? Ну, это не совсем то. Я, правда, в этом ничего не понимаю, я учился другому, и мои представления по этому поводу на уровне продвинутого обывателя, но не более того. Я удивился, что появилась информация в наших СМИ. Прямых звонков пару сделал. Мне сказали: “Виктор Петрович, все там спокойно”. Поэтому, если от частного переходить к общему, то должны работать правила, порядки, регламенты, нормальным образом принятые и утвержденные. Порядок освобождает мысли.

3. Судя по активности ваших подписчиков в Instagram, есть большой запрос на открытость власти. Первое – есть ли необходимость делать власть более открытой, на ваш взгляд, второе – как это сделать?

 “У меня в работе с Instagram ничего не поменялось, я продолжаю вести его сам. Мне помогают обрабатывать поступающие вопросы, чтобы передать их в ведомства. Если вопросы сформулированы рационально и с чем можно поработать – это святое дело. Для того я Instagram и заводил, а не для того, чтобы с кем-то переписываться. И директ я тоже читаю, то есть личку, и коллег тоже прошу что-то оттуда раскидать. Правда, не ставлю отметку, что я прочитал, иначе начинается вхождение в переписку, а я себе позволить этого не могу. По времени и по силам.”

Так устроено общество: всегда какая-то часть людей будет скандалить. Судя по количеству тех запросов, которые есть, и по количеству жителей, и по количеству проблем, очевидно, что вопросы решают на месте. Здесь {вопросы} исключительные. Просто по соотношению долей.

Информационно-аналитический сайт «Политсиб.ру» о том, как сложилась эта беседа с губернатором:

 1.Алтайская элита и ее «травоядность»

Я могу сказать, что наша алтайская элита не лучше и не хуже других. Так мне представляется. Все мы живем по одним законам Российской Федерации, где-то в национальных республиках, наверное немного больше работают свои факторы -национальные, географические. Но все мы подвержены одним и тем же проблемам в большей или меньшей степени, решая похожие проблемы.

А вообще говоря, как иногда за деревьями надо увидеть лес, тут работает история о том, что за элитами нужно увидеть людей со всеми их интересами, планами, ожиданиями, возможностями.
А «травоядность» определяется временем, в котором мы живем. Сегодня не такая обстановка, какая была в конце 90-х или начале «нулевых». Сегодня намного больше сформировалась культура диалога.

И мне приятно отметить, что часть моей работы и я действительно уделяю время на то, чтобы обстановка была такой, которая не позволит людям входить в противостояние и серьезные конфликты.

2.Есть ли план по спасению Алтайского моторного завода и как Вы относитесь к идее расположить на базе этой площадки некий технопарк.

 “Есть несколько предприятий, которые являются символами промышленности Алтайского края. Алтайский моторный завод относится к таковым. Нет планов делать там технопарк  в настоящее время. Есть, наоборот, пожелание сохранить производство.”

В июле было зарегистрировано новое юридическое лицо – оно называется «Алтайский моторостроительный завод», но это ООО. Большая часть персонала туда перейдет на работу из банкротящегося АМЗ.
Я с руководителями встречался, планы у них есть, мы их будем в этой части поддерживать и вполне возможно, что нам удастся там сохранить производство двигателей.

3. 24 апреля этого года сотсоялось выездное совещание правительства Алтайского края в Камне-на-Оби. Там вы сказали, что таких мероприятий будет штук пять в год. Вопрос такой – где и когда будет следующее?

“Это был наш первый опыт, когда правительство в прямом диалоге пообщалось с жителями Камня-на-Оби. Это хорошая форма работы, но она не единственная. Мы будем ее использовать. Надо только отработать некоторые форматы.”

Лето с точки зрения подобных выездов я вычеркнул. Политический сезон начнется и мы продолжим в этом направлении двигаться. Сейчас с коллегами смотрим, куда в этом формате обратить наше внимание. Просматривается Славгород, Яровое, Рубцовск, Змеиногорский и Первомайский районы.

Так что примерно так для себя намечаем, по каким муниципалитетам проедем.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.