Обвиняя нас в «картеле», от нас просто пытали избавиться

В начале марта этого года, Алтайский краевой арбитражный суд рассмотрел два дела о картельных сговорах на госзакупках в сфере медицины. И если в одном случае суд признал правильность решения УФАС, подтвердив все их доводы, то во втором деле суд встал на сторону представителей малого бизнеса, опровергнув все доводы УФАС. О том, как начиналась вся история для компаний, которые смогли в суде отменить решение УФАС о картельном сговоре, рассказала Мария Суховольская, директор «Медиком-Алтай».

 

Вы в Алтайском крае в этом году стали первыми кто отстоял в суде ошибочность постановления УФАС о нарушении антимонопольного законодательства, так называемом «картеле». Расскажите, с чего все начиналось?

Я считаю, что данное дело в УФАС было заведено для того, чтобы выдавить ряд компаний из числа поставщиков в краевую больницу, в первую очередь претензии краевой больницы были в сторону Евгения Суховольского [Евгений Суховольский – директор «Алтаймедснаб», бывший муж Марии Суховольской директора «Медимком-Алтай»]. Все остальные попали в это дело «за компанию», кому-то было выгодно наше неучастие в тендерах.

Дело началось достаточно банально. Кто-то написал в прокуратуру заявление о мошенничестве в краевой клинической больнице при закупке медоборудования. Как мне стало известно, один из торговых представителей этого медучреждения распространил недостоверную информацию среди руководства больницы, что заявление написано от имени Евгения Суховольского. Именно это, по всей видимости и послужило отправной точкой. Хочу отметить, что заявление на нас в УФАС, по поводу «картеля», было подано именно краевой клинической больницей под предлогом «бдительности». Но как в последствии выяснилось -в интересах одного из поставщиков. На всех заседаниях УФАС и на всех судебных заседаниях присутствовал юрисконсультант, представитель краевой клинической больницы. Собственно они и не скрывали, в ходе всех заседаний, что таким образом хотят лишить все кампании, которые обвинялись в картеле право участия в торгах с ними.

Понимаете, у нас антимонопольный закон написан таким образом, что УФАС не требуется доказательств картельного сговора [ст.11 ФЗ от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции»], для УФАС достаточным является мнение ими же сформированной комиссии по принципу «Мы так считаем».

На основании этого выносятся предписания, налагаются штрафы, фирмы попадают в списки недобросовестных поставщиков и т.д. Идя в суд, мы понимали, что если не в первой инстанции, то во второй мы выиграем однозначно. Суды разбирают и экономические и причинно-следственные связи, и даже косвенные взаимосвязи. Мы шли бороться в суд, отстаивать свою линию, и показать предвзятость отношения УФАС. Поэтому в суде мы приводили все те же доводы, которые на комиссии УФАС игнорировались. На всех заседаниях, УФАС неоднократно заявляли, что согласно п. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции предполагает установление «намеренного поведения» т.е. если они решили, что есть картель, то доказательства не нужны.

То есть получается, что одни и те же доводы суд признал, а комиссия УФАС – нет?

Суд рассматривал все доводы в совокупности. Когда мы первый раз на заседании суда присутствовали, первыми свои доводы приводил УФАС. Они рассказали, что поступило заявление, на которое отреагировали возбуждением дела, далее стали проверять и выяснили, что эти участники в других аукционах действуют недобросовестно. Привели пример одного аукциона, где подались «ЛабМед» и «Медимком-Алтай». «Медимком-Алтай» не вышел на аукцион и соответственно обеспечил победу «ЛабМед». Во втором аукционе участниками снова были «ЛабМед», «Медимком-Алтай». «Медимком-Алтай» по второй части отклоняется и «ЛабМед» забирает аукцион. Но УФАС не стали сообщать суду, что в тех аукционах, были еще участники, о которые ни слова не сказано. Например, ИП Блинов, который выбрал поведение, такое же как «Медимком-Алтай».  То есть УФАС выхватывают моменты определенных участников и выстаивают ситуацию так, чтоб вписать их в свою структуру. А то, что есть другие участники, у которых такие же действия – они игнорируют, утверждая, что они «добросовестные».

Суд, между прочим, сразу же это заметил, и вынес в решении отдельным пунктом. А на своей комиссии УФАС принял решение одних участников обвинить в сговоре, а других оправдать, по абсолютно одинаковым основаниям. На аукционе, в котором нас обвинили в сговоре, было пять участников, из них четверо не заявили вторых частей. Но антимонопольная служба обвинили только троих, а тех двух полностью прикрывали на протяжении всего времени, начиная с самого начала расследования. Несмотря на то, что мы просили рассматривать действия всех пятерых участников вместе, ведь у четырех кампаний не было заявлено вторых частей. Все решения, которые выносил УФАС, были приняты так, чтобы обвинить и наказать только некоторые компании. С чем суд в корне не согласился.

Надо уметь отличать картель от не картеля, а не грести все в одну гребенку. Картели на торгах массово выявляю по косвенным признакам. УФАС в таких делах  пользуется своей методологией, им не требуется проводить выездные проверки и выявлять прямые доказательства сговора. Закон им это позволяет.

Что происходило с теми торгами, в которых вы после решения УФАС не принимали участие?

У краевой клинической больницы теперь есть единственный поставщик. Сейчас больница формирует лоты, так, чтоб мог выиграть только один определенный поставщик. Чьи интересы, собственно, они и отстаивали и в суде.  Его ни разу не пригласили на заседание УФАС, пока мы не внесли ходатайство при рассмотрении, чтобы они рассказали, как были нарушены их права. Один участник ИП заявил, что случайно подал заявку и не собирался участвовать. У другой компании пришел представитель и на вопрос: «Знаете ли вы, что у вас в документах не было второй части?» он ответил отрицательно. На этом все. И больше их не приглашали. В суде их тоже не было, хотя мы привлекали их третьими лицами.

На время действия решения УФАС, что происходило с вашим бизнесом?

На все время судебного разбирательства я, например, не участвовала в торгах. Моей компании и двум другим поставили «метку» картельщиков, поэтому я сосредоточила усилия по восстановлению своего доброго имени.

Весь год приходилось разбираться с решением УФАС в суде. Я изучила все материалы, вникала в каждую строчку решения УФАС. Больше времени занималась правовыми вопросами, а не бизнесом.

Сейчас, буду снова восстанавливать свою деятельность, опыт мы получили колоссальный. Ну и думаем над возмещением всех судебных издержек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.