Беспечность и усталость. Главный алтайский депутат о коронавирусе, масках и запретах

Спикер АКЗС Александр Романенко рассказал Amic, почему в регионе не снимают режим самоизоляции и надо ли помогать бизнесу

Председатель парламента Алтайского края Александр Романенко входит в оперативный штаб по борьбе с коронавирусом. И он в числе тех, чье мнение учитывается при принятии решений, вокруг которых так или иначе крутится вся жизнь в регионе. Кому позволять работать, а кому нет, вводить ли масочный режим и раздавать ли маски людям бесплатно, где затянуть пояса, чтобы прожить этот тяжелый год. Корреспондент портала amic.ru Александра Черданцева узнала у спикера, почему власти так и не ослабили режим, хотя президент разрешил, будут ли чиновники и депутаты ужиматься в расходах и отменять выборы (которые стоят немалых денег). Также он рассказал, кого стоит винить в распространении коронавируса в Змеиногорске и толпах людей без масок.

Носите маски

– В Алтайском крае с 12 мая ввели масочный режим. Но все мы видим, что соблюдают его очень плохо: без масок и покупатели, и даже продавцы. А если они и есть, то кто бы менял их каждые два часа. Как вы думаете, почему люди отказываются выполнять, казалось бы, простое требование?

– Я согласен с высказыванием губернатора – это беспечность людей по отношению и к себе, и безответственность по отношению к другим. Никто же не заставляет надевать маску, вставая утром с постели, и снимать, только когда ложишься. Речь всего лишь об общественном транспорте, магазинах и других местах скопления людей.

Да и устали все уже от постоянного напряжения. Помните, в первую неделю самоизоляции, в конце марта, улицы были пустыми, все действительно сидели дома, а если и выходили, то надевали маски. Теперь же, если посмотреть вокруг, так никаких ограничений вроде и нет. Требования Роспотребнадзора, к сожалению, очень многими не исполняются.

Наверное, есть и те, кто вообще не верит в существование и опасность вируса. Читаю комментарии в социальных сетях, каких слухов там только нет.

Конечно, тут и наше русское “авось” сказывается.

 А может, люди просто не хотят тратить на это деньги? Были же такие призывы: раз власти ввели режим, так пусть и раздают маски бесплатно.

– Согласен, одноразовая маска стоит где-то и по 25, и по 40 рублей, а в день их надо несколько. Но есть же и многоразовые, они ненамного дороже.

Когда мы на заседании оперативного штаба только обсуждали введение масочного режима, было предложение выдавать их бесплатно. Хотя бы тем гражданам, которые получают из бюджета меры соцподдержки: ветеранам, пенсионерам, многодетным. Но вот представьте, таких в регионе почти половина: 1 млн из 2,3 млн жителей. В день этому миллиону человек надо, скажем, в среднем по три маски. Умножьте на стоимость одной штуки. Да никакой бюджет не потянет такой нагрузки. Так что давайте уже перестанем это обсуждать.

Тем более что бесплатная раздача у нас фактически есть. Многие компании, бизнесмены и депутаты за свой счет покупают средства защиты для малообеспеченных граждан, волонтеров и медиков. Предприятия обеспечивают своих работников. Соцзащита тоже работает в этом направлении. Так что помощь есть.

 А вы сами-то соблюдаете масочный режим?

– Конечно. Надеваю маску на совещания, в общественных местах, в магазине. Мы в АКЗС закупили немного для мероприятий, для сотрудников. А для использования вне работы я сам покупаю в аптеке одноразовые.

Надо их носить, ну надо! До недавнего времени мы считали, что в Алтайском крае ситуация стабилизируется. Но 21 мая было плюс 57 заболевших, 22 мая – уже плюс 74. По итогам выходных – еще 140. И сразу несколько смертей. Это все должно вернуть нас в жесткую реальность. С эпидемией нельзя шутить.

 От ДТП, онкологии, сердечных заболеваний умирает больше.

– Согласен. Но с этим мы уже давно живем. Наша медицина имеет равномерную нагрузку, скажем так. Эпидемия же за несколько месяцев уложила на больничные койки более 5 млн человек по всему миру. Для того и нужна самоизоляция, чтобы нам хватило сил справляться с ней. Чтобы люди не лежали в коридорах, чтобы не ставить врачей перед выбором: спасать молодого или пожилого пациента, чтобы врачи могли хотя бы немного отдохнуть между обходами.

У нас в регионе для больных с COVID-19 есть 1300 коек. И если, не дай Бог, в один момент заболеет большее, чем это количество людей, что тогда делать будем? Вот в чем главная сложность, а не в том, страшнее это онкологии или нет. И если сегодня люди не видят явной катастрофы по смертности, то это не значит, что все выглядело бы точно так же, если бы мы все пустили на самотек.

Когда создадут вакцину, все встанет на свои места.

amic.ru: Александр Романенко и Александра Черданцева. Фото: пресс-служба АКЗСАлександр Романенко и Александра Черданцева. Фото: пресс-служба АКЗС

Почему одним можно, а другим нельзя

 С конца марта в регионе действует режим ограничения работы предприятий. Если строителей вернули к работе всего через неделю, то многим пришлось провести на самоизоляции больше месяца. Фитнес-центры, кафе закрыты до сих пор. Как оценивают эти решения власти?

– Это нормальные меры. В отличие от некоторых других регионов мы ведем последовательную работу. И в Алтайском крае довольно свободный режим, при этом показатели не самые плохие: по заболеваемости мы на 50-м месте среди регионов России, входим в тройку регионов Сибири с наименьшей летальностью.

 А как насчет того же “Леруа Мерлен”? Магазин работает, собирает на кассах толпы людей, часто без масок и соблюдения дистанции. Теперь еще и стал “рассадником” вируса. А мелкие магазины на грани банкротства. Эта была правильная мера?

– У нас много было обращений от бизнеса по этому поводу. И предприниматели спрашивали: а почему я не работаю, а кто-то другой из моей сферы работает. Здесь штабом ограничительные меры принимались исключительно из того, насколько работа отрасли или конкретного предприятия способствует распространению вируса. Да, тут есть недоработка таких вот компаний, как “Леруа Мерлен”, спровоцировавших массовое скопление людей. К сожалению, требования Роспотребнадзора нарушают не только они. Есть недоработка муниципалитетов, которые должны контролировать их исполнение.

Но согласен, тут власть должна жестче действовать.

 Если бы вы были губернатором, какие предприятия открыли бы в первую очередь, во вторую? И стали бы вообще их закрывать?

– Наверное, я поступал бы так же.

Слово губернатора весомо, и именно Виктор Петрович принимает окончательное решение. Но я, как член оперативного штаба, могу сказать, что все меры мы долго и тщательно обсуждаем. И каждый может высказать свою позицию и по каждой есть дискуссия.

Единственное, что я бы точно сделал – открыл бы для посещения зоопарк (с учетом соблюдения социальной дистанции и других защитных мер) или посмотрел, чем им можно помочь из бюджета. Там обитают очень редкие и хорошие животные, мы гордимся этим зоопарком, никак нельзя дать им погибнуть. К тому же сами условия посещения – на открытом воздухе – наверное, менее способствуют распространению инфекции, нежели поход в крупный магазин.

 Почему после 12 мая (когда разрешил президент) не были сняты оставшиеся ограничения?

– Мы планировали это сделать. После 12 мая был подготовлен новый указ губернатора с большими послаблениями. Согласно этому документу, разрешено было бы работать почти всем, даже баням, соляриям, паркам и как раз нашему единственному зоопарку, открывалось бронирование мест в санаториях и на базах отдыха. Вернулись бы все, кроме общепита, сферы искусства, развлечений, кино, спорта и отдыха. Хотя мы хотели в виде исключения разрешить занятие физкультурой на открытом воздухе.

Вот только все эти решения губернатора, правительства и оперативного штаба обязательно проходят согласование в Роспотребнадзоре. А из-за ухудшения эпидемиологической ситуации ведомство пока не разрешает нам расширять перечень компаний и предприятий, которым можно работать. Проект указа из-за этого не был подписан и не вступил в силу.

 Вы как-то говорили, что еще в конце марта поднимали вопрос о возможном всплеске заболеваемости на змеиногорском руднике. Неужели вы ничего не предприняли? Должно ли руководство рудника нести ответственность за то, что только в одном этом районе почти четверть от общего числа заболевших в Алтайском крае?

– Вечером 31 марта мне позвонил глава Змеиногорского района Евгений Фролов. Рассказал, что заехала группа вахтовиков, их проверили сотрудники Роспотребнадзора и медики. Как проверили – температуру и симптомы. Тестов тогда еще не делали, никакой изоляции не вводили. Тем не менее я сказал об этой опасности на заседании у губернатора, но тогда правовых оснований для ограничения работы просто не было. Были общие предостережения, жесткие меры ввели позже. И все-таки я считаю, что есть вина руководства предприятия в том, что не обеспечило условия. Вахтовики поселились в одном общежитии, никаких дополнительных мер по работе столовой предпринято не было. И Роспотребнадзор позволил им трудиться в имеющихся условиях. О результате мы все знаем. Теперь, конечно, все необходимые меры там предприняты, многое сделало и само АО “Сибирь-Полиметаллы”, и они сумели изжить заразу. Ситуация стабилизировалась настолько, что с района был снят карантин.

amic.ru: Александр Романенко. Фото: пресс-служба АКЗСАлександр Романенко. Фото: пресс-служба АКЗС

Кому-то можно и деньгами помочь

 На пресс-конференции в апреле Виктор Томенко сказал, что региональный бюджет не имеет возможности оказывать бизнесу прямую поддержку. А вы как считаете, есть ли в казне какой-то запас денег для предпринимателей?

– Я напомню, что государство приняло много мер поддержки: беспроцентные кредиты, отсрочки по налогам. Мы в крае приостановили перечисление курортного сбора, рассматриваем снижение стоимости патентов для ИП. У нас хорошая система микрозаймов. Существуют и другие традиционные формы поддержки предприятий. Помощь есть.

Возможно, кому-то конкретно стоит уже и деньгами помочь. Но все опять зависит от возможностей бюджета, который наполняется в том числе и из отчислений тех предприятий, которым требуется поддержка. Если сейчас этот бизнес не выживет, все понимают, сколько ему потребуется лет, чтобы восстановиться.

Но регион к концу года может недополучить очень большую сумму и это будет большой проблемой для нас. При этом должен подчеркнуть, федеральный бюджет начал компенсировать региону выпадающие доходы, это позволяет с некоторым оптимизмом смотреть и на реализацию текущих обязательств, и на появление каких-то дополнительных мер поддержки.

– Неужели в казне региона 2020 нет направлений, который можно бы урезать, чтобы поддержать экономику? Например, перестать покупать дорогие авто в краевые ведомства и министерства, повременить с ремонтами там, где это еще терпит. Или даже вам ограничить покупку часов, которые АКЗС дарит с почетными грамотами и благодарностями. Некоторые граждане вообще призывают сократить зарплату чиновников и депутатов и раздать эти деньги нуждающимся.

– Собственно, эти траты мы и урезаем. Уже пришлось приостановить капитальные вложения в строительство социальных объектов, на 10% сокращены расходы ведомств на аппараты и текущие расходы, в том числе и в АКЗС. Если говорить о краевом парламенте, то значительная часть расходов сокращена еще до начала пандемии. Это связано с планированием и особенностями работы госоргана. Так, например, произошло с закупкой часов к наградам АКЗС, про которые вы упомянули. Если потребуется, будем оперативно рассматривать и другие направления. Но социальные выплаты, заработную плату бюджетников трогать не будем.

А по зарплате депутатов и чиновников – не надо этого делать принудительно. Лучше человек пусть сам по совести сделает пожертвование. Мы в парламенте, например, перечисляем часть своих доходов в созданный “Единой Россией” фонд, средства из которого идут на покупку СИЗов и на помощь нуждающимся гражданам.

amic.ru: Александра Черданцева. Фото: пресс-служба АКЗС

Поработали на пятерку

Через несколько дней состоится отчет главы региона. Депутатскому корпусу есть за что поддерживать исполнительную власть по итогам прошлого года?

– Я бы поставил исполнительной власти пятерку. За рост инвестиций в промышленности и сельском хозяйстве, за более доступную господдержку, за долгожданное изменение структуры заработной платы и в целом построения фонда оплаты труда педагогических работников и медиков. Правительство оживилось, получило большую инициативность и самостоятельность. И не поддерживать его по итогам работы в 2019 году было бы неразумно и неправильно.

Разумеется, есть нерешенные проблемы. Прежде всего, бедность населения. У нас была и пока остается одна из самых низких средних зарплат по стране. Есть вопросы к темпам газификации, развитию сельских территорий, готовности дорожников к снежной зиме. Но это, прежде всего, задачи, которые требуется решать.

 В повестке майской сессии, кроме отчета губернатора, есть и своеобразный отчет о работе самих депутатов. Что вы с коллегами можете рассказать, какие шаги вам удалось предпринять, для того чтобы регион жил в 2019 году хорошо?

– Я не буду уходить в цифры и вспоминать принятые законы. Скажу коротко и понятно: мы не бойкотировали хорошие инициативы правительства. Ведь именно АКЗС с разумной корректировкой фактически принимает законы, даже если они были разработаны правительством. Вот, например, бюджет 2020 года. Я в этой сфере с 2004 года и поверьте мне, это был лучший документ в плане совместной работы кабмина и депутатов. Со стороны оппозиции не было никакого противодействия, и бюджет спокойно приняли. Было много вполне рабочих инициатив от наших профильных комитетов и фракций.

 Бюджет принимали и в прошлые годы, даже если партии критиковали. У “Единой России” же большинство. Что изменилось?

– Изменился подход к работе. Депутаты предлагали конструктивные идеи, не занимались популизмом, а реально смотрели на проблемы.

amic.ru: Александр Романенко и Александра Черданцева. Фото: пресс-служба АКЗСАлександр Романенко и Александра Черданцева. Фото: пресс-служба АКЗС

Выборы не нужны, а вот о Конституции забывать нельзя

 Как вы полагаете, так ли уж необходимы довыборы по трем округам в АКЗС этой осенью? Каждый избранный отработает всего год, после чего сложит полномочия. Экономия бюджетных средств могла бы составить около 30 млн рублей.

– Довыборы по трем округам зависят от решения федеральной власти по дате единого дня голосования. Но я считаю, что в нашем случае назначать их уже не стоит. Лишние траты, учитывая, что вскоре перевыборы всего Собрания. А чтобы жители этих округов не остались без представительства в АКЗС, просто перераспределили бы территории между действующими депутатами.

А стоит ли отменять голосование по Конституции?

– Конечно, в данной эпидобстановке нельзя подвергать население опасности. Пока не будет спада, никакого голосования быть не должно. А вот насчет полной отмены поспорю. Позвольте, ведь федеральный закон уже принят. Как мы можем теперь его назад отыграть. Ведь изначально было заложено, что именно люди должны определиться, будет ли закон существовать.

Тем более там заложена преграда на пути дестабилизации и деградации страны через возможность Владимира Путина переизбираться еще на два срока. Это правильно, что в столь сложное время он сможет остаться у власти. Менять лидера нам пока не надо. Не нужно создавать условия для выхода наружу политическим процессам, которые могут повлиять в том числе и на нашу экономическую стабильность.

 Такое могло произойти и пять лет назад, и будет возможным через пять лет. Почему президент нужен стране именно сейчас? Никогда не будет у нас так хорошо, если страной будет управлять условный Некто.

– Посмотрите, какое отношение к России сейчас на мировой арене. Как кому-то не нравится стабильность в нашей стране, ее растущий потенциал. Все так и мечтают нас расшатать. Коронавирусный кризис, пришедший к нам извне, существенно скажется на нашем положении в ближайшие годы. В этой ситуации личность лидера нации будет определяющей. Поэтому президент проявил эту инициативу не лично к себе, а в интересах граждан, всего государства. Он дал понять обществу и всем: до 2024 года будет полная стабильность.

amic.ru: Александр Романенко. Фото: пресс-служба АКЗС
Источник: Amic

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.