На алтайского бизнесмена пытаются “повесить” уголовное дело

«Взятка должностному лицу в значительном размере» — если коротко, то так звучит статья УК, по которой собираются судить алтайского бизнесмена, директора ООО «Строй-Мастер» Александра Трепакова. О завершении расследования уголовного дела несколько дней назад сообщил краевой Следком.

И стала бы новость проходной, если не знать, что именно эта компания более десяти лет является крупным подрядчиком по строительству газо-, водо- и теплосетей, до недавнего времени активно участвовала в госзаказе, была на хорошем счету у властей региона и имеет краевые и федеральные награды. В чем суть обвинения и почему в «Строй-Мастере» уверены, что дело исключительно заказное и подставное, «Московскому комсомольцу на Алтае» рассказал сам Александр Трепаков.

Алтайский бизнесмен заявляет о фальсификации дела о взятке

Александр Трепаков, директор ООО «Строй-Мастер».

Суд № 1

По словам бизнесмена, история началась еще три года назад. И совершенно с другого уголовного дела. Тогда, в 2017 году, суд Центрального района Барнаула признал инспектора ГАСН (государственный архитектурно-строительный надзор при Государственной инспекции Алтайского края) Сергея Вернигору виновным в получении взятки по 10 эпизодам. В основном на крупные суммы: 250, 400 и 500 тысяч рублей. Был среди них и один — на 40 тысяч рублей, — который и «приписали» Трепакову как якобы взяткодателю. Вроде как он сам и через своего сотрудника осуществил подкуп Вернигоры за получение разрешительного документа по газовому объекту.

По словам Трепакова, Вернигору он действительно знает. Но уверяет, что никаких подкупов никто из компании не делал. Собеседник поясняет: первые 25 тысяч рублей, указанные в деле, — это деньги, которые сотрудник «Строй-Мастера» Владимир Д. дал Вернигоре в долг по его же просьбе из-за тяжелой болезни отца. Более того, Вернигора их потом вернул.

Несмотря на подтвержденный факт возврата, в дело этот момент все-таки включили. Да и процессуально «обыграли». По словам Трепакова, Владимира Д. доставили в Следком без повестки и уведомления и активно склоняли к подписанию признательных показаний. Никаких признаний он в итоге не подписал. Допрос шел четыре часа, а все это время за дверью стоял его адвокат, которого так и не пустили. Однако нужный документ в деле все-таки появился (с пометкой следователя, что гражданин Д. от подписи отказался). Адвокат пытался доказать, что показания сфальсифицированы следствием, но внутреннему расследованию хода не дали.

Для серьезной статьи УК 25 тысяч рублей мало. Так что в деле появилась вторая часть «взятки» — 15 тысяч рублей. Их Вернигора якобы получил от Трепакова «в какой-то день октября», а точнее с 1 по 31 число (если бы был назван конкретный день, то можно было бы предъявить алиби, указав реальное местонахождение), «в черной машине» наличными деньгами 15 тысяч рублей «не помню какими купюрами».

Трепаков заявляет: никаких взяток и вообще никаких денег он Вернигоре не давал. В свою защиту подготовил кипу документов о том, что компании не нужно было получать и тем более покупать итоговый акт от инспекции, был готов на очную ставку. Но его позицию никто официально так и не спросил, а на все письменные просьбы дать показания во время следствия и даже в суде только ответили: вы не являетесь участником судебного процесса и стороной по делу (!). Вернигору признали виновным, основываясь только на его показаниях. А Трепаков стал взяткодателем без возможности сказать хоть что-то в свою защиту и предоставить доказательства своей невиновности.

Это даже звучит абсурдно. Получается, любого в нашей стране можно привлечь по тяжкой уголовной статье, просто заявив, что где-то когда-то какими-то купюрами ему дали взятку, не указав ни времени, ни даты. Но тогда можно было голословно заявить не о 15 тысячах, а 150 или 1,5 миллиона рублей, — возмущается бизнесмен.

«Взятка»

Но самое абсурдное в этом деле – основание для преступления. В качестве повода для взятки в деле обозначено получение акта итоговой проверки от инспекции по газовому объекту ГРП-11 в райцентре Советского района.

Вот тут требуется два важных пояснения. По краевому закону на объекты давлением меньше 0,6 мегапаскаля (ГРП-11 попадает в эту категорию) не требуется разрешение на строительство от Госинспекции, проектная документация не должна проходить государственную экспертизу. Об этом свидетельствует официальное уведомление от главного специалиста отдела ГСН Государственной инспекции А.И. Тюнина, датированное еще маем 2016 года, а также письменное распоряжение от администрации Советского района от июля 2016 года, в котором указано, что объект ГРП-11 строится и сдается без строительной инспекции. Более того, заместитель руководителя госинспекции в своем письме указал, что данный газовый объект не поднадзорен инспекции.

Второй момент. Когда приступили к работам в 2014 году, выяснилось, что строить газопровод на выделенной территории нельзя. То есть проект, выставленный администрацией на торги, был дефектным — очевидное нарушение со стороны заказчика, на что указал Арбитражный суд. Новый проект и перечень изменений были согласованы в ноябре 2015 года в администрации, АКГУП «Алтайские инженерные системы» и завизированы в Главстрое. Объект построили и успешно сдали, что подтверждается документами от администрации Советского района, АКГУП «АИС», Ростехнадзора и АО «Газпромгазораспределение Барнаул».

Однако в деле появились два документа от Госинспекции (которая, повторимся, и не должна была проверять данный объект в силу закона), датированные сентябрем и ноябрем 2016 года. И там было сказано о нарушениях в строительстве ГРП-11 относительно первоначального проекта, который по вине администрации пришлось переделать.

То есть недостатки, за сокрытие которых якобы уплачена взятка в октябре 2016 года, не существовали и не могли существовать на объекте с ноября 2015 года — за год до указанных следствием событий.

Возникает вопрос, зачем в сентябре и октябре 2016 года, когда объект уже был построен и готов к сдаче в эксплуатацию, все разрешения и документы на него готовы, давать взятку Вернигоре за получение итогового акта проверки, если для запуска объекта от этого ведомства вообще не требовалось никаких документов в силу закона. А все документы от остальных ведомств были в полном порядке. Взятка за что? За ничего? — спрашивает Трепаков. — При этом важно отметить, что самого акта итоговой проверки не существует, его не было в материалах дела в 2016-м и 2017 годах, нет и в 2020-м, что заставляет задуматься о компетентности лиц, принимающих решение по делу.

Бизнесмен уверен, что для обвинения не было ни повода, ни оснований. Зато могли быть коррупционные интересы чиновников, курирующих данные направления. По мнению Александра Трепакова, именно отстранение от государственного заказа и было главной целью этой «операции».

Суд № 2

На исходе двухлетнего табу на госзаказ, в марте 2020 года, история получила продолжение. К Трепакову домой и на предприятия пришли оперативники. Основание все то же — уголовное дело Вернигоры 2017 года.

Только теперь обвиняемым сделали меня. В Следкоме требовали подписать признательные показания. Разумеется, я этого не сделал. И не только потому, что не был виновен, но и потому, что мне даже не смогли объяснить суть обвинений и опять не предоставили никаких доказательств, — пояснил Трепаков. — Мы не просто готовы доказать свою невиновность. Мы собрали информацию и документы, которые указывают на преступления со стороны следователя, который вел дело, представителей АКГУП «Алтайские инженерные системы», инспекторов ГАСН и Ростехнадзора. Считаю, что данные документы и факты указывают на длящуюся годами коррупционную мошенническую схему указанных лиц, искусственно создающих административные барьеры и занимающихся вымогательством.

Компания подготовила более 50 документов в подтверждение своей невиновности. Среди них — решение Арбитражного суда и судебной экспертизы, которые зафиксировали непричастность к инкриминируемому обвинению и полное отсутствие недостатков на объекте еще по состоянию на февраль 2016 года. Но и во второй раз следствие не приняло к рассмотрению никакие доводы Александра Трепакова. Не было ни очных ставок, ни допросов с фиксацией предоставляемых документов, экспертизу вернули без объяснения причин.

Если это объективная работа следствия, то любой житель Алтайского края находится под угрозой оказаться за решеткой, — указывает Трепаков.

Получается такой правовой вакуум: бизнесмену не дают шанс выступить в свою защиту, заявляя, что он не является стороной. За основу берут уголовное дело 2017 года, где ему не дали возможность доказать непричастность к делу, и теперь судят по приговору другого лица.

При этом ни одно ведомство заведомо не заинтересовано в его оправдании, потому что последствия коснутся всех. Ведь если Трепакову удастся доказать свою невиновность, то не только рассыплется обвинение Вернигоры в 2017 году, но и вскроются сомнительные действия сотрудников Следкома, чиновников и должностных лиц.

А мы лишь напомним, «Строй-Мастер» — крупный налогоплательщик и работодатель, построивший в регионе сотни коммунальных объектов.

Источник: Московский Комсомолец на Алтае

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.