Троллинг и партизанщина. Политтехнологи рассказали об агитации на региональных выборах

Единый день голосования не дает скучать кандидатским штабам. Соперники мерятся яркими заголовками плакатов и газет, ищут встреч с избирателями и думают, как извлечь максимум пользы из посткоронавирусного периода. Правда, какими-то яркими фишками этот агитационный период вряд ли запомнится – то ли у кандидатов фантазия иссякла, то ли нет смысла изобретать велосипед. Политтехнологи рассказали «ФедералПресс», как проходит предвыборная агитация перед 13 сентября.

Технологии старые, люди – новые

Принципиально новых политтехнологий в избирательных кампаниях – 2020 эксперты не увидели. В шутку некоторые из них говорят, что главные – это трехдневное голосование и обеспечение контроля над работой территориальных избиркомов. А вообще, в отсутствие конкуренции ничего нового эти выборы не принесут. По словам одного из политтехнологов, работа небольших кампаний строится по проверенному принципу: «привод – встречи – сетки – мобилизация». Крупные же кампании, «с хорошими деньгами, жестко модерируются «сверху», но там новых технологий быть не может, потому что технологи несамостоятельны».

Кроме того, как отметил руководитель агентства политического консультирования «Игнатов консалтинг» Алексей Игнатов, отличие предстоящих выборов – в их экономности: участники политпроцесса стараются сильно не тратить ни деньги, ни собственные усилия. Это отражается на выборе форм и методов агитации. «Используется отработанная годами классика: работа в соцсетях, встречи с избирателями, формирование пула сторонников и привод их в день голосования в хорошем смысле слова. Выявление активистов, которые готовы поддержать кандидата, и их мобилизация в день голосования. Это одна из самых эффективных технологий, которая помогает избежать обвинений в подкупе и использовании админресурса», – поясняет Игнатов.

«Более скудной» агитационную кампанию назвал и политтехнолог Денис Ястребов. Эксперт полагает, что «основные игроки аккумулируют деньги к Госдуме». «Сейчас упор делается не на «поле», а на агитационно-пропагандистские материалы (АПМ), соцсети, уличную агитацию, не всегда правильно и профессионально таргетированную, не всегда содержательную. Ощущение, что кампании до 25 августа замерли и вспыхнут в последние 2–3 недели. В некоторых регионах даже незаметно, что скоро будут выборы», – сообщает Денис Ястребов.

Взаимный троллинг

Некоторые эксперты в качестве одной из новых технологий называют создание политических партий, которые впервые принимают участие в региональных кампаниях. Более-менее заметными, по мнению муниципального депутата Любови Якубовской и политконсультанта Алены Август, в ряде регионов стали молодые партии «Зеленая альтернатива», «Новые люди» и «За правду». Вместе с тем Алена Август отмечает, что «во многих регионах единороссы ушли от обычного флага в сторону интересных цветовых решений со смешением цветов всех партий». «В каких-то регионах «Справедливая Россия» пишет о себе «новые люди», что ассоциирует ее с другой партией. Людей запутывают, и некоторым придется принимать решение очень интуитивно», – сообщила политконсультант.

Политтехнолог Денис Ястребов отмечает особенности АПМ новых партий: необычные тона «За правду», большие траты на баннеры и сити-форматы партии «Новые люди». Но в целом среди АПМ по-прежнему много «дилетантских поделок» и «несуразных» решений, слоганов, неотработанных на фокус-группах. «Если говорить о «Единой России», наблюдаем явление партизанского ребрендинга. Одномандатников не заставляют придерживаться партийных цветов. И мы видим буйство красочных медведей, даже в крапинку. Появились «фиолетовые» коммунисты, а также эксперименты и у других партий», – сообщил Ястребов.

Директор по политическому анализу Института социального маркетинга Виктор Потуремский считает, что нет универсального ответа на вопрос, везде ли работают наружная реклама и газеты. «Работают все агитформы, но рулит содержание. Если будет правильная наружка, то она сработает. Листовка – тоже. Не работают попытки строить коммуникацию формально, из позиции сверху, и абстрактные смыслы. Что касается использования газет в агитации, это зависит от стиля жизни. Но их рано списывать со счетов: там появляются новые возможности. Но есть проблема кодировки языка и формы подачи, потому что большинство материалов, которые работали еще в прошлом году, в нынешнем могут оказаться несостоятельны», – добавил Виктор Потуремский.

В ситуации, когда программные цели большинства участников выборов не идут дальше беспроигрышной стратегии «за все хорошее и против всего плохого», взаимный троллинг стал основным оружием публичной политической борьбы, считает директор Института свободы Федор Бирюков. «На местах проходит настоящая война баннеров. Нередко слоганы на рекламных щитах одних партий троллят слоганы соседних конкурентов», – рассказал Федор Бирюков.

В Воронеже, например, одна из партий разместила на улице баннер с текстом: «Слышать людей». А рядом появился баннер со слоганом: «Родина услышит». Или другой образец баннерной конкуренции: надписи на двух соседних агитационных щитах разных партий – «За будущее наших детей» и «За будущее ваших детей». «В общем, политтехнологи разных партий подкалывают друг друга, стремясь изобразить оппонентов в смешном и абсурдном виде», – констатировал эксперт.

Также, отмечает Бирюков, в рамках баннерной кампании партии стараются максимально выделиться на общем фоне, в максимально доходчивой и яркой форме представить избирателям свои «уникальные предложения». Кто-то покупает права на использование картинок модных художников, кто-то буквально торгует лицами своих известных кандидатов. Есть и примеры откровенного плагиата или даже смыслового рейдерства. Например, партию «Новые люди» в Воронеже чиновники «зарубили» на этапе регистрации, а парламентские конкуренты начинают использовать ее фактическое название в своих агитматериалах, стремясь захватить часть электората своих несостоявшихся оппонентов. Федор Бирюков привел также пример, когда кандидат ведет свою кампанию в зеленых тонах, акцентируя внимание избирателей на экологической повестке.

Роль соцсетей

Эксперты отмечают возрастающую роль интернета на выборах. Хотя, как отмечает генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, по сравнению с 2018–2019 годами в Сети стало меньше новых форматов. «Соотношение традиционных и новых (социальные сети, мессенджеры, вирусная и нативная реклама) технологий вновь несколько изменилось в пользу традиционных. Возможно, это связано с ослаблением конкуренции в целом ряде избирательных кампаний», – отметил Орлов.

Политконсультант Алена Август выделяет ватсап-чаты, которые активно используются в национальных республиках. Это бытовые группы, сообщества мамочек и других людей по интересам. Однако, чтобы агитировать в этих чатах, поясняет Август, нужно «находить лидеров». В целом же многое зависит от профессионализма пиарщиков. «Некоторые так ведут сети заказчика, что родная мама не поймет, что это пишет другой человек. Плохо, когда работает непрофессионал или когда кандидат сам себя считает профессионалом во всем. Одно дело – маленький муниципалитет, где важно открытое, искреннее общение. Другое – уровень заксобрания региона (приходится либо кампанией заниматься, либо соцсетями), и тут лучше нанять кого-то на эту работу», – считает Август.

Схожего мнения придерживается и политтехнолог Евгений Маткин. Он считает, что важно попасть в «правильное» виртуальное пространство. «Перспективными являются чаты домов, но в зависимости от места избрания и типа застройки. Если мегаполис с преобладанием крупных домов, это перспективно. Если село, то районный чат, возможно. Думаю, через один-два сезона будет «мастхэв», – отметил Маткин.

Основа – работа «в поле»

И все же без полевых технологий даже на современных выборах не обойтись. По мнению Евгения Маткина, они должны использоваться в любой избирательный сезон, остальные методы – уже сопровождающие.

Эксперт Виктор Потуремский говорит, что со стороны избирателей есть интерес к прямым формам коммуникации, в том числе быстрой реакции кандидата в соцсетях. Есть запрос на достоверную информацию. Также он отмечает максимальную чувствительность людей к социальной тематике и всему, что касается прямого качества жизни.

Все чаще избирательные штабы для «непрямой» агитации прибегают к услугам колл-центров. Учредитель коммуникационного агентства «Прямой Контакт» Ольга Вертунцова объясняет это тем, что «агрессивные методы остались в прошлом, и ключевым инструментом стали формирующие опросы», ведется «верификация сторонников». Нередко, отмечает Вертунцова, «формирующие опросы совмещаются с социологическими».

Политик Федор Бирюков считает, что важность живых встреч кандидатов с народом нельзя списывать со счетов, особенно в сельской местности. Но стоит учитывать одну особенность нынешнего избирательного сезона – пандемию коронавируса. Политтехнолог Алексей Игнатов отметил, что во многих регионах офлайн-встречи с избирателями организовать непросто из-за введенных ограничений на массовые мероприятия. Однако, несмотря ни на что, «люди приходят на встречи с кандидатом даже с удовольствием». Правда, «общаются не столько с кандидатом, сколько между собой».

Однако политик Вячеслав Макаров считает, что такие методы уже работают слабо. «Люди стремятся сокращать общение с незнакомцами, и попытка более тесного контакта вызывает негатив», – говорит Макаров.

Этот тезис поддерживает и политконсультант Алена Август. Она считает, что «встреча кандидата в депутаты заксобрания региона с двадцатью бабушками не всегда эффективна», а двери квартир «люди почти перестали открывать». Поэтому, добавила эксперт, вполне можно использовать онлайн-формат таких встреч.

Источник: ФедералПресс 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.